Алексей Королёв
мнение, репортажи, городские исследования

Обречённые

Они должны были вернуться прежними, но судьба распорядилась иначе, оставив их наедине с темнотой, в бесчисленных попытках спрятаться от смерти…
— Ты мне веришь? — спросил я Олю, закрывая за неё дверь старенького форда. Окинув мимолётным взглядом, она неуверенно качнула головой и, накинув капюшон, взяла за руку. Пешком пройти нужно было ещё пару километров по заснеженной бетонной дороге.

Налобный фонарик тускло освещал раскатанную малолитражками калею. Тишина вокруг растворилась с отдалённым треском костра, пляшущего тенями по плотно засаженному сосняку — впереди были люди. Костров было несколько, а отдалённые мужские голоса становились всё ближе. Через пару десятков шагов стали видны трактора и грузовые машины — здесь шла валка леса. Вокруг одного из костров стояло несколько рабочих, негромко спорящих о чём-то. Не обращая внимания мы прошли мимо, ощутив на себе холодные взгляды в спину. Рука Оли от страха сжала мою, прошептав, — Давай вернёмся. Остановившись я обнял её, на миг закрыв глаза и вскоре опешив от яркого света и скрипа тормозов…
***
Из подъехавшей Нивы выглянул мужчина и дружелюбно спросил:
— Ребят, вы не заблудились?
— Нет, мы туристы, слышали у Вас тут интересные заброшенные места есть, хотели посмотреть, пофотографировать.
Изменившись в лице мужчина грубо сказал:
— Не надо вам туда
— Почему же?
— Вам не нужно туда, — повторив мужчина резко нажал на педаль газа и поехал в сторону ожидающих его коллег около костра.
Молча одёрнув Олю в сторону уходящей в лес тропинки я погасил фонарь и стал прислушиваться к звукам неподалёку. Нива тотчас остановилась около рабочих, а грубый голос водителя с эхом прогремел по лесу, — Быстро все в машину, убираемся отсюда! Спустя минуту раздалось два выстрела, а после удалившейся в глубине леса Нивы, отдалённо стали слышны тихие звуки медленно спускающихся колёс.
— Бежим к бункеру, — сказал я, — оттуда мы сможем по дороге добраться до людей.
***
В бледном свете луны и пляшущего луча налобного фонарика мы бежали сквозь тьму, не ощущая не холода, ни страха. Тропинка упёрлась в не высокий бетонный забор.
— Мне страшно, — дрожащим голосом сказала Оля, — Лёш, почему они прострелили колёса? Как мы вернёмся?, — в панике осмотревшись вокруг она обняла меня, уткнувшись лицом в плечо.
Я смотрел сквозь дырки в заборе, пытаясь увидеть очертания здания и, увидев угол строения спокойно выдохнул. Учащённое сердцебиение успокоилось и все звуки рядом утонули во тьме, даже дыхание Оли. Подняв голову она дрожа смотрела вдаль, перестав дышать. Обернувшись меня кинуло в холодный пот — в пол сотни метрах стоял водитель нивы, не шевелясь, пожирая нас мёртвым взглядом. Без слов поняв друг друга мы вскочили на забор и оказавшись на другой стороне посмотрели в одну из дыр — никого на том месте уже не было…

P.S. История основа на реальной поездке на секретную военную советскую базу Гомель 30